НовостиТекстыБлижний Круг
Гость


Вечером ко мне зашёл Олег, мой сосед по нашему малоквартирному дому, и с порога выдал: - Антох, от меня вчера жена ушла. - После чего протянул мне бутылку недорогого виски и добавил, – Поговорим?

Слегка ошарашенный, я не стал осыпать его расспросами, а просто впустил в дом. Мы уселись на двух больших креслах в моей гостиной, служившей как бы переходом между двумя комнатами, одна из которых была «детской», а вторая спальней для нас с женой.

Я сходил за стаканчиками, приглушил освещение и выключил звук в вечно работающем телевизоре, чтобы лучше слышать гостя. Разлил чайного цвета крепкий напиток и посмотрел на Олега.

- Слушай, Антон, ты сегодня один? Твои уехали что-ли? – спросил мой гость, кивая взглядом в сторону пустующих комнат.

-Да, завтра приедут. Они сейчас у тёщи, у них там какие-то дела. – и, помедлив не много, сказал ему, - Ну, рассказывай!

- Да, собственно, чего рассказывать-то, сам видишь моё состояние…

Только сейчас, сидя в своём любимой кресле, в дёргающемся полумраке, создаваемом немыми картинками телевизора на стенах, я смог как следует разглядеть его.

Вид у Олега, мягко говоря, был неважный. Лицо не то усталое, не то заплаканное, не то с серьёзного похмелья, толком не поймёшь. Скорее, грустное и измученное. Да, скорее измученное. За всё время нашего общения, я ни разу не видел его ни сильно пьяным, ни даже представить себе не могу, чтобы этот брутального типа "самец" когда-нибудь плакал. Тем более из-за женщины.

Олег - мой хороший приятель, которого я неплохо знаю, мы давно общаемся и ездим на рыбалку или в походы по России. Крепкий парень и физически и морально.

А сейчас передо мной сидит совершенно раздавленное существо и всем своим видом пытается показать мне, что не хнычет, но на самом деле мне прекрасно видно, что он хочет плакать, потому что ему сейчас, похоже, некому больше выговориться, а бутылка– лишь повод или видимость предлога зайти и поговорить.

Он знает, что я могу и выслушать, и выпить, когда на то найдётся «повод». И вот такой повод, судя по всему, сейчас предстал.

-Олег, не томи, рассказывай!- Я закурил сигарету и положил пачку на средину столика, стоящего между нашими креслами.

- Вчера Алинка в очередной раз хлопнула дверью и сообщила, что уходит. Честно скажу, я привык к тому, что она периодически вот так, раз в два месяца всё время «уходит» от меня, поэтому я совершенно не предал её словам никакого значения. Думал, после нашего мелкого скандальчика она привычным образом подуется час-другой, сделает вид, что выходит из квартиры, или пошвыряется своими шмотками, или нервно покурит на лестничной площадке, а затем осторожно вернётся в дом и с кошачьей лаской начнёт подлизываться и всё закончится бурным примирением на кровати в нашей спальне. А в этот раз она действительно ушла. Истеричка!

-Может ещё вернётся? Кстати, а где она?

-Вечером она выключила телефон. А на утро не пришла. Я позвонил её родителям, те говорят, мол, ничего не знают и вообще они были сильно удивлены. Её батя вообще ко мне ехать собрался, чтобы узнать, в чём дело. Но через час мне звонит Алинка и столько на меня выливает гадостей только потому, что я потревожил её отца! Было не возможно понять, о чём она вообще говорит! Истеричка! Потом связь обрывается, и я набираю её номер. С десятого гудка она снимает трубку и говорит мне, что хочет развода. На вопросы о причине развода и на просьбу просто спокойно по-человечески поговорить, она лишь, ухмыльнувшись, сказала, что её вещи завтра заберут. Кто их заберёт, не сказала. И на прощание бросила мне следующее: -У меня теперь другой мужчина. – и повесила трубку. Вот так, ни с того, ни с сего! А батя её так и не заехал….

-Да уж. Не знаю что и сказать. – я собрался было уже разлить виски по новой, что-то посоветовать приятелю, как у Олега в кармане раздался звонок мобильного.

-Алло? Алина? Так…так… неужели….а как же…а? …

Пока Олег был прикован к звонку своей ещё жены, я с огорчением наблюдал за тем, как стремительно меняются на его лице эмоции, мимика и глаза. Мне стало по настоящему жалко своего приятеля, ведь я прекрасно догадывался, о чём говорит эта женщина на другом конце линии. И по тому, как из внешне сильного и независимого Олега, мой приятель на глазах стал превращаться в вымаливающего прощения щенка или оправдывающегося школьника, мне теперь стало его по-настоящему жалко.

Почему-то невольно я примерил его «рубашку» на себя. «Не дай Бог так унижаться перед женщиной», - подумал я. Пусть даже перед очень любимой женщиной, перед женой, которая, как я заметил, у Олега отнюдь не модель и не красавица, а обычная привлекательная особа, коих в России – миллионы.

Тем более странно было ожидать такого поведения от Олега, каким я его всегда знал – независимого, уверенного в себе и вообще, крепко сложенного красавца и, в принципе, очень харизматичного парня и «с головой», и с добрым сердцем, перед которым всегда вились разные девушки.

В этот момент я не мог понять его поведения. Такой, как Олег, казалось, всегда найдёт без проблем себе и любовницу, и новую жену.

- Я люблю тебя. – прервал мои мысли голос Олега в телефонной трубке.

Как только он сказал это, его блестящие глаза, всё это время уставленные в одну точку на стене, вспыхнули на секунду и тут же погасли. Я снова смутно догадался о том, что ему коротко сообщили в трубку на другом конце линии.

Ещё через секунду он выключил телефон, осушил залпом свою рюмку и уставился в телевизор, бессмысленно глядя на немые, движущиеся картинки спортивных новостей.

Решив выждать паузу, я не спеша допил свой виски, закурил новую сигарету, и, посмотрев ещё раз на оцепеневшего Олега, встал и зачем-то вышёл на кухню. Вернувшись, осторожно потряс его за плечо: - Как ты? Расскажи, с чего же всё началось? В чём причина?



- Я думаю, в сексе. – почти равнодушно ответил он.

-?

-Не знаю, если честно, в чём причина, - резко бросил он мне, - Наверное, причин много. Но одна из них – в сексе.

-У вас с этим делом «не очень» было? – с изумлением спросил я.

А ведь мне было чему удивляться! Когда мы общались с Олегом, в нашей компании его все считали «мачо». Ему даже не нужно было хвастать своими «постельными подвигами» - все почему-то знали или догадывались о том, что он в этом деле на высоте. И потом уже, женившись на молодой Алине и прожив с ней год, никто из нашей компании ни разу не слышал, чтобы Олег (путь даже подвыпивший) когда-нибудь жаловался на проблемы в интимном сфере.

- Да нет. Вроде неплохо. Хотя я сам удивлён, Антох. Думал, у меня-то с этим делом всегда всё было на высоте, до тех пор пока не встретил Алинку. До неё ни одна женщина на меня в постели не жаловалась. – и, помедлив, он добавил: - ну, большинство не жаловались.

-Более того, -продолжил Олег, - Все они говорили в постели мне: «да когда же ты остановишься уже в конце-концов! Больно ведь». Получалось всегда, что они уже просто уставали, «выдыхались», а мне всё давай и давай! Причём, вот, не вру Антох, почти все мои женщины так говорили. Редко было так, чтобы я сам быстрее заканчивал, чем моя женщина, понимаешь? – как-то по-собачьи, ожидая поддержки, заглянул мне в глаза начинающий уже пьянеть вечно гордый и независимый Олег.

-Понимаю.

-А вообще, Антох, знаешь, особенно в молодости, я вообще часами напролёт из кровати не вылезал. И хотелось, и моглось! А эта сучка… Ну, не знаю, что ей нужно. Или она так издевается, прикалывается? – мой друг, кажется, оживился в своём рассказе.

Глаза его блестели, улыбка на лице, во всём облике какая-то энергетика. И вот в эту самую минуту я совсем, кажется, забыл, что у меня в гостях сидит не обиженный женщиной человек, а теперь уже другой, словно, прежний Олег, каким я знал его почти все годы общения.

-Так что же в сексе её не устраивало? – перебиваю его я, отпивая свой виски из маленького стаканчика.

-А не устраивало её то, что она, оказывается, никогда не была удовлетворена! Представляешь эту суку?

-Да ладно, прекрати. Если бы это было так, то она тебе это заявила бы не спустя два года, а, наверное, сразу же, и никакой свадьбы у вас бы не было. Врёт она, Олег, врёт. Причина, думаю, в другом.

-Слушай дальше, Антон. Со мной она кончала. Я это знаю, старого волка не проведёшь. Самое интересное, она меня за все эти два года нашей близости просто…. пыталась шантажировать!

-Чем же?

-Нет не сексом. – продолжает он. - А малейшими нюансами степени удовлетворённости в нём. Представляешь? Если что-то в семейных делах и в жизни я делал не так, как ей хотелось, она тут же начинала обвинять меня в «мужской слабости» и вообще в неспособности ей доставить настоящее удовольствие. А когда ей было хорошо, она сама, никто её об этом не спрашивал, ластилась и шептала на ухо такие обалденные вещи, и так благодарила за нежность и кучу подаренного счастья, что я уже сам находился в нирване даже без секса.

- Обалдеть….Странное поведение, согласись?

- Знаешь, Антон, я, наверное, списываю это на её молодость. Как ни как, а у нас с ней 10 лет разница! Ей 24, сам понимаешь. И ветер в жопе гуляет. Хотя чисто по уровню сознания она тянет никак не меньше, чем на мою ровесницу. Веришь ли? – абсолютно беззлобно ухмыльнулся мой приятель.

-Да, верю. Есть такие. – говорю я. - И я знаю почему ты в неё так втюрился. Только не обижайся. Ну, посмотри сам, обычная девчонка. До встречи с тобой она вообще была если не типичным образчиком потерянного поколения, то, посмотри откровенно, обыкновенной дворовой девчонкой, «гопницей» с высшим образованием, так и не нашедшей себя в жизни. Мне кажется, ты в ней что-то такое увидел и нашёл, чего тебе не доставало во всех твоих прежних женщинах. И ты, возможно, купился на иллюзию того, будто бы она тебя по-настоящему понимает. На общность интересов, схожесть мыслей, образ жизни, одинаковое восприятие мира и т.д.

Мой друг одобрительно молча кивает.

-Ну, и, разумеется, ты «клюнул» на всё это. Было ведь на что «клюнуть». А она, мне кажется, ничего так, интересная. Даже очень эффектной стала после замужества. Похорошела. Не без твоей помощи, между прочим! И, к тому же, она совсем не глупая, как мне кажется. Интересная. С темпераментом и характером. С перчинкой. Такие всегда «зажигают»! И с такой, наверное, всегда найдётся и о чём поговорить, и просто поплескаться вместе эмоциями, находясь на одной волне. -Но, если честно, дружище, - продолжаю я, - Она по большому счёту, ничем не лучше и не хуже всех остальных. К тому же и минусов всегда можно сколько угодно отыскать, если захотеть. – продолжаю я.

- Можно. И действительно, сколько угодно. Но когда подсаживаешься на наркотик, то вот в этот самый момент минусов как раз и не замечаешь!

-Согласен. Ты лучше расскажи про секс.

- А ты знаешь, я всегда любил «сверху» или «сзади».

-А она?

-Да ей пофиг было. А… нет, вру. – признался Олег. - Она всё время сама хотела «сверху». А у меня, когда она «сверху» не то, чтобы не получалось, а.. – Олег изобразил гримасу на лице. – Когда она «сверху» мне не очень комфортно. То есть, мне удобнее по-другому. Ну, несколько минут, конечно, всегда можно ради партнёрши «попотеть», но меня эта поза утомляет. Реально утомляет. Эта позиция совершенно не для меня, понимаешь? И я, как идиот, долгое время старался найти «компромисс» в этом моменте, вместо того, чтобы взять, не спрашивая, перевернуть её и как следует отутюжить по самое не хочу!

-Понимаю. И этот твой компромисс как раз её и не удовлетворял? Заставлял её, быть может, подсознательно «сомневаться» в тебе, как в мужчине, «самце». – как только я произношу эту фразу, в моём сознании появляется картинка. И. перед тем, как выслушать Олега и рассказать ему о том, что меня внезапно осенило, я…


Образ



…Я уношусь в мыслях на тысячелетия назад. Перелистываю в памяти сотни и тысячи страниц прочитанных книг и вижу доветхозаветную Лилит из древнееврейских и шумерских книг – первую жену Адама. Первую жену того самого ветхозаветного исполина, наверное, первого человека в Эдеме. Почему первого?

Шумеры и древние евреи считали, что Всевышний создал из праха и глины сразу двух людей – Адама и его первую жену Лилит. Ева, сотворённая из ребра Адама, появилась на свет Божий значительно позже и стала его второй женой.

Когда же Всевышний вдохнул Сознание в полностью управляемые Им тела и разум Адама и Лилит, те обрели свободу выбора и стали вольны поступать так, как им захочется - они стали первыми людьми.

Обретя сознание и свободу воли, те познали Свободу. Эта свобода настолько опьянила сознание первой женщины, что Лилит восстала и против своего мужчины, и против Бога. Свобода оказалась для неё словно яд. Но ей не было известно о том, что неверно отмерив дозу Свободы, можно пострадать. Недостаток или излишек её может отравить, убить или поработить.

И первую женщину на Земле поглотила собственная гордыня. Лилит стала….

- Антох, ты чего?

-А? – встрепенулся я.

-Ты словно выключился. Я думал ты «перепил», и в отключку! Я говорю и говорю, а ты где-то не здесь.

-Да нет, всё в порядке, Олег,…просто задумался.

-Так вот, я говорю ей…

-Олег, подожди. Вот ты сказал ключевое слово, «компромисс»?

-Ну да – хмуро подтвердил он.

-Так вот, мне кажется, это слово такие женщины как твоя жена просто на дух не переносят.

Он изумлённо посмотрел на меня, но дал мне продолжить:

-Этот компромисс в постели её как раз и не удовлетворял?

-Ну да…

-А знаешь в чём причина тому?

-Ну?

-Она, как я думаю, слишком независима от тебя. Ей нужна свобода, понимаешь? Свобода во всём. И в сексе, и в жизни. Поэтому немудрено, что она оказалась не готова к семейной жизни и, в конечном итоге, «закономерно» ушла от тебя.

Глаза Олега в миг стали чёрными, наполнившись гневом.

Таким разъярённым своего приятеля я видел лишь один раз - в момент драки лет 5 тому назад, когда он заступался за одну из своих девчонок в тёмном переулке и был в этот момент по-настоящему яростным и неуправляемым.

Но сейчас, через мгновение, Олег взял себя в руки и дослушал меня.

- Была такая легенда, будто бы первой женой Адама была не Ева, а Лилит.

-Не понял?

-Ну, в Библии, в Ветхом Завете, в книге Бытия сюжет такой, что Бог в последний день Творения создал человека. И этим первым человеком, как ты считаешь, был Адам?

-Ну, да.

- А в древнееврейских, шумерских и даже в первых апокрифических христианских книгах была ещё и Лилит. Сразу оба! По этой легенде первой женщиной на Земле была вовсе не Ева, которая была потом названа первой женой Адама, а именно Лилит.

-Ну, не грузи меня, хватит. Я сейчас ничего не понимаю. Голова кругом идёт.

-Хорошо, не буду грузить, просто послушай. Дело в том, что…эта Лилит, отступив от мужа и от Бога, «плохо закончила», как бы это тебе сказать…

-Да уж говори как есть.

-Лилит отвергла своего мужа и Бога, потому что была через-чур гордая и своенравная. Я бы сказал, гипер-независимая, как, например.…

-Как все эти чересчур эмансипированные женщины, феминистки?

-Да, точно. Те хотят на самом деле не пресловутого «равенства в правах», а свободы. Полной, АБСОЛЮТНОЙ СВО-БО-ДЫ. Понимаешь?

-Издеваешься, да? Хватит.

-Это значит, Олег, что они не хотят ни кому принадлежать. И я их в чём-то понимаю. Я тоже ценю свободу. Внутреннюю свободу. Но, когда ты принимаешь решение создать семью, жить чем-то общим с любимым человеком или любимыми тобою людьми, ты уже, получается, вроде как, не совсем свободен. То есть, ты свободен, но у тебя есть обязательства. При этом, заметь, ты выбрал всё это добровольно, по своему желанию. А значит, это уже твоё обдуманное и свободное решение, поскольку ты сам его выбрал, и точка!

Тебе предоставлена вся свобода для этого выбора и ты, получается, в этом случае, хоть и становишься скованным какими-то обязательствами, но остаёшься всё равно свободным! А почему? Да потому что в большинстве случаев ты счастлив от своего собственного выбора, от осознанного решения поступить так, а не иначе. И, не смотря на кажущуюся «несвободу» - ты оказываешься полностью свободным. Вот так.

-Но феминистки это не понимают. Они зациклены на своей иллюзорной «абсолютной» свободе.

-Да, более того, Олег, они несчастливы, если хорошо присмотреться. Бесконечно менять любовников и жить как в последний день своей жизни, словно последний эгоист в угоду одним лишь своим желаниям и страстям – это, возможно, опьяняет и даже окрыляет, но в конечном итоге это не приносит человеку ничего. НИ-ЧЕ-ГО. Свобода от любовников, свобода от любви, свобода от детей, от своей семьи, от друзей и окружения, так или иначе, бросает в одиночество. Потому что - это мнимая свобода. Такая свобода не даёт им…

Олег не даёт мне продолжить:

- Да, Антох, такая свобода очень грустная…Она никогда не даёт человеку себя в этом мире как следует реализовать.

-Это хорошее замечание. Более того, это бесплодная свобода. Свобода, которая ничего не рождает, не создаёт и не оставляет ничего после себя. «Пустая» свобода, как холостой патрон.

Мой товарищ грустно улыбается, ёжится и просит продолжения той истории про Лилит.

-Так вот, однажды Лилит ушла…. Кстати, а ты знаешь, что первым «камнем преткновения» в отношениях Лилит с её мужем Адамом был даже не секс, а позиция, занимаемая им в сексе?

Мой друг молчит. Но глаза его уже загорелись. И я продолжаю:

- Однажды гордая Лилит стала упрекать мужа в том, что он злоупотребляет «миссионерской» позой, разозлилась на него и стала постоянно его упрекать во всём.

До этого она успела вкусить тот самый «запретный плод познания» с Дерева Добра и Зла и обрела все земные знания, не мудрость, заметь, а знания! В том числе, и знания о человеческом теле и об искусстве любви и наслаждения. После чего она стала очень требовательной и заявила мужу, что не хочет заниматься любовью так, как он желает. Появились первые разногласия, и упрёки с её стороны только усилились.

Адам сначала не обращал на это внимания, но потом горько разочаровался в этом: однажды Лилит, не желая мириться с волей мужа, обманула его и заявила, что перестала получать удовлетворение от тех поз, в которых они сливались раньше в одно целое, и что ей теперь хочется быть всегда «сверху». Понимаешь?

-Понимаю. Это ведь не только секса коснулось, наверное?

-Абсолютно верно. Лилит захотелось быть выше мужа во всём.

-Что было дальше?

- Требуя смены «вертикали власти» в постели, она, как ты догадался, возжелала властвовать над мужем.

-Догадываюсь, чем всё закончилось в твоей истории, - с иронией отозвался Олег, - Её муж Адам, скорее всего, стал подкаблучником. Но об этом - ни слова в Библии не сказано. Как, в прочем, и о Лилит.

-Не сказано. Потому что он им и не стал. Там печальнее всё закончилось….

- Неужели он её убил? – мой приятель заметно приободрился и даже начал потягивать не без удовольствия виски на мой манер.

-Нет, не убил. Лилит покинула Эдем. Но до этого был шантаж с её стороны.

- В смысле?

-Я говорю всё про тот же секс. Лилит начала шантажировать мужа и «дошантажировалась» так, что чуть было, не сделала Адама импотентом, убеждая его заниматься любовью в противоестественной для него позе. Он больше не мог похвастаться теми мужскими силами, что были при нём, когда он был «сверху». Теперь там была Лилит. Ухищрениями она убедила мужа в том, что способна получить удовольствие только находясь сверху на нем. И никак иначе.

-Ну, прямо про нас с Алинкой!

- Когда Адам брал свою женщину в удобных для него позициях, он мог заниматься любовью часами и получал неземное наслаждение. Лилит, вероятнее всего, тоже. Но в эти моменты она не признавалась мужу в том, что она счастлива. Наверное, ей было хорошо, как женщине, но подсознательная установка на то, что она даже в сексе «попираема» и «подчиняема» не давало ей покоя, и в один прекрасный день или ночь её подсознание внушило своему телу, что ей больно от таких занятий любовью. Её начали мучить боли между ног. Когда же она оказывалась «на верху», никаких болей не возникало, и она была счастлива!

-Ты, знаешь, Антох, -грустно перебил меня Олег, - Алина мне тоже жаловалась на это. Её частенько мучил цистит. И, как я позже понял, это совсем не простудное заболевание, это болезнь вечно неудовлетворённых женщин. Причём, приступы этого недомогания её преследовали за годы до меня. И с предыдущими мужчинами были постоянные разборки, скандалы, жизнь через упрёки.

- Можешь не продолжать, Олег. У меня тоже были две подруги в свое время, страдающие циститом. И, заметь, в зрелом возрасте цистит у женщин не так распространён, как у молодых. А почему? У большинства нашедших себя женщин за 30 его просто нет! Потому что большинство из них, пусть даже и не совсем счастливых, направляют вектор своих сил на детей, обустройство домашнего уюта, на что-то стабильное и важное для них.

В то время, как пустышки и молодые дурёхи, вечно озабоченные своей иллюзорной «свободой и не зависимостью» ничего не добиваются в этом плане, у них нет постоянного и верного «убежища» вроде крепкой и сплочённой семьи, несмотря на видимое благополучие и обилие любовников. В их душе как был, так и остаётся лёд и холод, они одновременно и подсознательно боятся упустить свою «абсолютную» свободу, и страшатся остаться в настоящем одиночестве. Замкнутый круг.

- Ладно, ты не отвлекайся, чем там всё закончилось у Лилит с Адамом?

- В общем, в один прекрасный день она полностью отказалась подчиняться своему мужу, а затем и Богу. Не в силах жить в Эдеме в гармонии с собой и с Миром, Лилит бежит из Рая.

- А детей у них не было?

- По крайней мере, с Адамом, нет.

-А с кем же ещё? – изумлённо спрашивает мой приятель.

- С Адамом у неё детей не было. Оно и понятно, эгоизм в отношениях не может ничего рождать. А вот с демонами у неё были дети. И то, не со всеми, и не сразу. Тоже, видимо, гордыня Лилит не давала ей ужиться даже с ними. Хотя, как говорят, «от добра добра не ищут», но всё же, Лилит была просто воплощением людской гордыни и первой изменницей на Земле. Кстати, изменив Адаму с демонами, она зачала много детей. Большинство из них умерли прямо при родах или рождались уродами. А те, которые выживали, очень сильно болели и все как один почему-то становились злодеями. Их потомки в буквальном смысле заполонили планету. Именно поэтому в мире так много зла.

-Красивая легенда.

- Да ничего красивого. Слушай дальше. Хочешь узнать, почему у Адама и Лилит не было детей?

-Ну, ты же сказал, что, типа, эгоизм сам по себе бесплоден.

-Да, это так. Но это только часть правды. Другая её часть даже не всем знатокам и исследователям древнееврейских и шумерских книг знакома. Дело в том, что…


Расплата



В этот момент меня перебил звонок телефона.

Олег снял трубку: -Да. Слушаю. Чтоо-о? Как это случилось? Всё, выезжаю! Что? Нет. Не надо? Как не надо?! Я не-е.. ничего не понимаю.

Гудки в трубке.

- Ты не поверишь, Антон. Только что звонили из больницы. Отец Алинки. Она…

-Что с ней?

-Толком не знаю. В общем, он наговорил мне какой-то абракадабры, мол, что его дочь потеряла сознание, находясь у кого-то в гостях. А когда её привезли оттуда в больницу, оказалось, что у неё сильная интоксикация организма и что вообще она на втором месяце беременности…..У меня голова кругом Антох! Или налей мне виски или приложи к голове полотенце со льдом. Кажется, я начинаю сходить с ума.

Олег выбежал в ванную, открыл кран и сунул голову под струю холодной воды. Уже через пару минут он обувал ботинки в моей прихожей и прямо тут же энергичными движениями растирал себе щёки, уши и встряхивал руками волосы, чтобы те поскорее высохли.

- С тобой нужно туда поехать?

Олег удивлённо посмотрел на меня, явно не ожидая такого вопроса, и помедлив секунды две, кивнул мне.

Мы поймали такси и направились в больницу. По дороге мы сжевали несколько пастилок «антиполицая», чтобы от нас не пахло виски.

Пока мы ехали, Олег попросил ему рассказать до конца ту историю про Лилит.

- Почему у Адама и Лилит не было детей?

-Она не хотела детей от Адама. Но была уже беременна от него.

- То есть, она сделала аборт?

Я молча кивнул.

-…Но как? Ведь тогда не было ни инструментов, ни врачей.

- Она съела какой-то соблазнительный, но горький на вкус фрукт, который вызывал отторжение её плода….

-То есть, она попросту себя отравила, чтобы убить будущего ребёнка?

Я кивнул.

-Зачем ей это нужно было?

-Неужели ты не понимаешь, она хотела быть полностью, ПОЛ-НО-СТЬЮ свободной и не зависимой от мужа даже в этом плане!

-Вот сука!

-Олег, это всего лишь легенда о первой в мире истеричке. Не бери в голову, тебе сейчас нужно не об этом думать.

Когда мы приехали в больницу, там уже были родители Алины и парочка незнакомых нам мужчин и женщин, в гостях у которых, вероятно, она находилась. На нас они не обратили ни малейшего внимания. Олег подошёл к своему тестю и спросил как состояние его жены. В этот момент к нам подошёл врач и сообщил, что разрешит только родственникам повидаться с Алиной, и то, не более 10 минут.

Наблюдая за тем, как родители Алины с Олегом обулись в бахилы и вместе с доктором поднялись по лестнице, я, выждав несколько секунд, по-быстрому надел бахилы и мышью проскользнул за ними по коридору. Незаметно приблизился к ним и заглянул в палату.

На кровати лежала, казалось, абсолютно раздавленная жизнью Алинка и равнодушно смотрела в окно. Доктор сообщил, что к ней пришли родственники. Повернувшись, она безразлично окинула взглядом гостей и сказала, что не хочет никого видеть.

Тогда Олег подошёл к своей супруге, присел рядом и осторожно попытался взять её руку, которую она тут же отдёрнула.

-Убирайся!

-Почему ты не сказала мне о своей беременности?

-Я не хочу иметь ребёнка. И оставь меня, пожалуйста, в покое. Я никого не хочу видеть.

Тут попытались вмешаться её родители, но она, разозлившись на них, сорвалась на крик и очень грубо прогнала их.

Её мама в слезах вышла из палаты и, пройдя с мужем несколько шагов, резко упала на один из диванов, стоящих в коридоре.

-Быстро врача! – закричал отец Алинки! – Быстро врача! Человеку плохо!

Прибежавшие медики начали осматривать женщину, которая уже потеряла сознание.

-Да что ж такое-то! Да что ж за день сегодня такой!? – безумно заорал он, схватившись за голову!

На крики из палаты выбежал Олег, в растерянности наблюдая за всем происходящим. Он даже не заметил меня. А когда его тёщу увезли в другую палату, а зять, сидя на диване трясущимися руками доставал из кармана валидол, тогда с Олегом что-то произошло. Он вбежал в палату, где находилась Алина, резким движением сорвал с неё одеяло и закричал: - А ну встать! Ну что, доигралась!? Иди, иди и посмотри, что ты наделала!

Испуганная Алинка соскочила с кровати и минуту, словно в оцепенении, смотрела на Олега.

- Иди, дура, иди и смотри, что ты сделала со своей мамой и отцом! Да и со мной тоже!
Аборт она задумала делать! До инфаркта родных довела! Ну, иди, полюбуйся, родная!

Только после этих слов, Алинка выскочила в коридор, и посмотрела по сторонам. Увидев тяжело дышащего отца, она бросилась к нему и начала целовать и обнимать его.

- Где мама? Где она? Прости меня, папочка, прости, пожалуйста! Где мама?! Ей что, плохо?

В самый этот момент к ним почему-то все разом сбежались медсёстры и врачи. Начали успокаивать и уводить Алинку в палату, а другие - оказывать первую медицинскую помощь её отцу.

Что было дальше – я не знаю. Врач, заметив, что меня не было в числе родственников, попросил меня удалиться, иначе он вызовет охрану, и торопливо зашагал куда-то по коридору своей клиники.

Я вернулся домой, сделал звук в телевизоре, который всё это время продолжал показ спортивных передач в беззвучном режиме, и уже под звуки любимого теледиктора, заснул прямо в кресле.

В 5 утра я неожиданно проснулся. Не знаю даже почему, вроде бы захотелось в туалет, а может быть просто нелепые полукошмарные сны замучали. И то, и другое, наверное. Голова была просто ватная. Чтобы себя хоть чем-то занять, я вышёл на кухню, включил леп-топ и заглянул в Интернет.

В почтовом ящике я с удивлением обнаружил уведомление о новой записи в блоге Олега.

Как оказалось, он тоже вернулся домой и моментально уснул на диване. Проспав всего полтора часа, он внезапно проснулся, вышел в Сеть и быстро написал своём блоге с пометкой «только для друзей» о том, что ему приснилось.

Ему снилась супруга. Она была рядом с ним. Новый Год. За столом сидят Олег, его мама, а напротив них - Алинка. Вместо коротких тёмных волос у неё на голове почему-то вьются по сторонам длинные золотистые волосы.

Мама Олега что-то у неё спрашивает, и Алина, глядя в глаза супругу, говорит: - А ведь было время, когда мы с Олежкой расстались. Расстались, кажется, навсегда. Даже не верится сейчас!

Олег чувствует старую боль, но, не подавая виду, голосом немного уставшего человека, добавляет к её словам:

-Да, это было, было…. Но всё в прошлом.

Сейчас Олег счастлив. На нём какой-то невообразимый для него коричневый твидовый пиджак, на правой руке - новые часы с серебристым браслетом, а волосы на его голове не то сединой, не то, с каким-то серо-металлическим отливом.

Он смотрит в глаза Алине. Она подходит к нему, садится на колени и гладит его серебристые волосы. Золото и серебро.

Следующей картиной Олег видит их повторную свадьбу.

Апрель. Снег растаял. Много гостей. Какая-то суета. Рядом ресторан. Родственники. Алина смотрит в глаза жениху. Потом внезапная смена картинки - они словно возвращаются назад на несколько часов. Вот он видит её в свадебном платье, почему-то стоящей на балконе 14-го этажа в доме, где она жила до замужества. Она не хочет уходить с балкона. Она грустно смотрит вниз, будто бы сожалея о чём-то. Олег подходит и осторожно обнимает её за плечи.

Кажется, она его даже не замечает. Но потом, словно очнувшись или выйдя из некоего оцепенения, Алинка говорит: - чего мы ждём, свадьбу пропустим!

И вот возвращается картинка свадьбы: родственники, друзья, фотографы, водители свадебного кортежа….

Олег вдруг отстаёт от этой компании и начинает с кем-то посторонним разговаривать на улице. Это женщина, и она ему кого-то напоминает. Это Лилит! Он убегает от неё, догоняет гостей свадьбы, и, поскользнувшись, падает на влажную апрельскую землю, с которой совсем недавно сошёл снег. Его костюм сразу пачкается в нескольких местах. Он встаёт на ноги и бежит к невесте. Алина, кажется, равнодушно воспринимает его и всю эту свадьбу, но и не бежит от мужа. Олег чувствует, что что-то не так. Оборачивается и снова видит Лилит, которая говорит ему:

- Я вам сейчас кое-что покажу.

Снова яркая вспышка и смена картинки: они с Алиной снова оказываются в том самом 14-ти этажном доме, где жила Алина. Но теперь сюжет меняется. Он динамичный. В нём много действия, самого настоящего экшена. И этот сюжет не приятный. Олег видит, как Алинка в свадебном платье выходит в коридор с балкона, где они недавно стояли, и начинает идти и стучаться в двери. Но не во все двери, а в те, где живут мужчины.

Тут же начинают выходить из дверей какие-то лысые, полуобнажённые, накачанные и безумно сексуальные люди-монстры. В отличие от Алинки, Олег видит в них что-то нехорошее, злое, агрессивное, а она воспринимает их исключительно как супер-соблазнительных мужчин, в которых по очереди видит свои предыдущие «идеалы» любовников. Вдруг эти монстры становятся и для Олега просто мужиками, наглыми, голыми, похотливыми мужиками, которые завидев зовущую их самку, с радостью открывают свои двери и бросаются к ней.

Они окружают Алинку и куда-то все вместе влекут её. Олега они совершенно не замечают.

Внезапно все оказываются в квартире Алины. Двое высоких лысых, обнажённых мужчин с невероятно развитой мускулатурой начинают прямо на глазах у Олега раздевать его жену и насиловать. Сначала она не сопротивляется. Но с каждой последующей секундой ей становится плохо. Алина пытается вырваться и кричит. Олег тоже кричит, но его никто не замечает. Как только Алина начинает изо всех сил сопротивляться насильникам, те, взбесившись, решают убить её. Они душат Алинку, и та начинает задыхаться.

Олег мечется по квартире, пытается бить их, освободить Алину, но его удары словно уходят в пустоту. Тогда он бросается на кухню и хватает нож. Порезав непрошенных гостей, он спасает Алине жизнь. Кашляя, та приходит в себя и в этот самый момент насильники начинают видеть Олега. Они безумно озлоблены, но сильные раны не позволяют им дать полноценное сопротивление. Воспользовавшись паузой, Олег вышвыривает их из квартиры и запирает дверь.

На руках он держит Алинку, она глубоко и часто дышит, всхлипывая, крепко прижавшись к его плечу.

Картинка снова меняется. Теперь они на улице. Родственники, друзья, машины, воздушные шарики, фотографы, свадьба. Олег спрашивает:

- Ты готова выйти за меня?

Она молчит.

-Если нет, я пойму всё и свадьбы не будет.

-Да нет, всё хорошо, Олег, я готова.

В этот момент к ним подходит Лилит и шепчет на ухо Олегу:

- Она выйдет за тебя замуж, не беспокойся, ведь ты спас ей жизнь, спас её от её же собственных пороков, там, на 14-м этаже. Ты спас её лишь на какое-то время и теперь она тебе благодарна. Но с тобой она когда-нибудь заплачет. Заплачет от того, что ты сейчас сделал. Заплачет от того, что ты слишком хороший для неё, «благородный» и правильный. И это будут мои слёзы. Она тебе когда-нибудь отомстит за них. А знаешь почему? Как бы там ни было и что бы ни случилось сегодня там, на 14-м этаже, помни - её заводят только плохие парни, и когда-нибудь всё увиденное тобой повторится вновь с ещё большей силой. Подумай, нужна ли тебе такая женщина вообще?

Как только я дочитал этот пост Олега, мне сразу захотелось ему позвонить. И я набрал его номер.

-Олег, привет. Читал твою последнюю запись. Ты как, вообще?

Секунд 20 – молчание, затем сонный голос моего друга: - Антох, отвали. Я этот пост прямо сейчас сотру. Забей, в общем. Я в порядке. Пока.

Он повесил трубку и через две минуты закрыл для просмотра эту запись в своём интернет-дневнике.

Я не знаю, сложится ли у них дальнейшая жизнь. Не знаю, что стало с мамой и отцом Алинки. Но мне запомнились слова Лилит из сна Олега: «…да, ты спас её, спас на какое-то время, но с тобой она когда-нибудь обязательно заплачет… и это будут мои слёзы, за которые она тебе когда-нибудь отомстит…».

Сейчас я ложусь спать, день был тяжёлый. Мне нужны силы, чтобы жить своей, а не чужой жизнью. А когда мне позвонит Олег и расскажет, чем закончились у них все эти «мексиканские страсти», я ему не поверю, потому что эти «страсти», наверное, у них только начинаются…


А что дальше?



Через пару дней я рассказал своей супруге об этой истории. Спросил её о том, есть ли шанс у Олега с Алинкой, и возможен ли был другой ход развития их отношений.

-Ты знаешь, -ответила она. - Шанс всегда есть, но я не уверена на 100% в том, что они им воспользовались бы.

-Почему?

-"Охотники на ведьм" всегда встретят свою ведьму. А новые Лилит не откажут себе в удовольствии поиграть с таким мужчиной "в кошки-мышки". Рецепт их счастья требует острых преправ: борьба, сражение, жалобы - бездонный кладезь их удовольстия! Кто от него откажется?

-Единицы.

-А если таковые найдутся, то им придётся очень плотно поработать над сами собой и над своими отношениями. Не знаю как. Или через психоаналитка, или обратившись к Богу, для начала просто сходив храм и поговорив со священником. Вариантов множество. Ведь самый страшный враг в данном случае - ты сам. И во всех своих бедах и неудачах - виноват тоже ты сам. Не стоит всё на кого-то или на что-то сваливать. Прежде всего будь готов встретится с собой настоящим.

-Это испытание ведь. Очень трудно найти в себе смелось и силы встретиться с настоящим собой, ведь это самый сильный и страшный враг.

-А то! Ты думал, "в сказку попал"? - хитро улыбнулась моя жена и поцеловала меня.

-Как ты считаешь, что делать Олегу?

-Прежде всего снять комуфляж "охотника на ведьм" и попытаться примерить на себя костюм "отца семейства". Но для этого ему, повторюсь, следует измениться (а он уже меняется) и как следует поработать над собой, запастить терпением для этого, если он и впрямь так сильно её любит.

-Думаешь, у них есть будущее?

-Только в том случае, если они захотят его. - хитро улыбнулась она и добавила: - Здесь всё до возмутимости просто - если хочешь чего-то, то обязательно это получишь. Мы и сами не понимаем одной простой вещи - та жизнь, которая нас окружает - сделана нами самими. Ничто не мешает её переделать!


Андрей Хаустов.
ссылка 0
поделиться